Главная » ЭКОНОМИКА » «Гиря» маркировки или грезы тех, кто мечтает продолжать торговлю без неё

«Гиря» маркировки или грезы тех, кто мечтает продолжать торговлю без неё

На страницах газеты и на сайте «МК» председатель Союза потребителей России Петр Шелищ высказал критическую точку зрения на процесс обязательной цифровой маркировки потребительской продукции, активно внедряемой на отечественном рынке. Редакция получила ответ от оператора Единой национальной системы цифровой маркировки и прослеживания товаров — компании «Центр развития перспективных технологий» (ЦПРТ), который мы считаем необходимым также довести до сведения наших читателей. Ниже мы приводим оба мнения.

Заместитель генерального директора ЦРПТ (оператор системы маркировки «Честный знак») Реваз Юсупов

Со страниц «Московского комсомольца» с порцией критики цифровой маркировки товаров выступил Петр Шелищ, председатель организации, которая называет себя «Союзом потребителей России». Он назвал систему обязательной маркировки «гирей» для производителей. Мы в ЦРПТ крайне уважаем конструктивную критику, если она подкреплена цифрами и фактами, но в данном случае частное мнение, на наш взгляд, не достаточно обосновано и выглядит странно. Особенно утверждение о том, что маркировка не принесла никаких эффектов для обеления тех отраслей, в которых она введена. Эти данные открытые, о них многократно заявляли и федеральные органы исполнительной власти, и сами производители, и различные союзы, которые выступали, в том числе, и за расширение системы маркировки.

Маркировка – это современный цифровой инструмент контроля рынков на всех уровнях. Государство видит движение товаров, предупреждает дефицит, обеспечивает потребителей качественными и безопасными товарами, в результате обеления экономики повышает собираемость налогов. Бизнес (я, конечно, говорю про легальных производителей) получает новую рыночную нишу. Потребители – уверенность в том, что они покупают или едят в заведении общепита и не рискуют здоровьем.

Я приведу лишь несколько цифр. Табачная отрасль. Традиционно одна из самых привлекательных для теневого оборота. Объем нелегальной продукции в ней ежегодно удваивался. После внедрения маркировки теневой оборот резко снизился. Впервые и сразу на 25 %. Эта цифра может казаться не самой показательной, но рассмотрим ее в разрезе роста поступлений в бюджет за счет акцизов. Прибавка составила 77 млрд. Это годовой бюджет Камчатского края. То есть только за счет появления маркировки в табачной отрасли удалось профинансировать целый регион на год! И уберечь жителей страны от опасной продукции неизвестного происхождения.

Еще один вопиющий пример – производство сыра и молока. Совместно с Россельхознадзором мы сравнили данные «Честного знака» и «Меркурия». Из нашей системы виден объем выпуска продукции, в «Меркурии» – объем закупки сырья. Цифры страшные: примерно 30 % производителей сыра и масла выпускают готовую продукцию, не имея для этого достаточно сырья, то есть речь о фальсификате. И это оказывается на полках в магазинах, наши граждане это едят. Конечно же, информация обо всех нарушителях уже передана в контрольные и надзорные ведомства и приведет к реальным негативным последствиям для таких компаний.

А вот свежая информация от МВД: на днях благодаря маркировке выявили очередную всероссийскую схему воровства лекарственных препаратов из больниц. Не просто препаратов – это лекарства для онкобольных. Сейчас участники преступной группы уже под арестом, будет громкое дело. И мы увидим еще не одно такое дело. С появлением маркировки такие схемы больше невозможны. В целом же контрафакт в сегменте онкопрепаратов сократился в 10 раз – это признали сами производители.

И это лишь несколько примеров реальной пользы, которую маркировка приносит во всех сферах, в которых вводится.

Можно вспомнить о меховом рынке, где обеление равнялось 1000 %, то есть в 10 раз, о парфюмерном, где только за 3 месяца этого года система выявила 698 тысяч нарушений, и о многих других.

Щелищ попытался нас обвинить в том, что мы ничего не говорим о последствиях проверок товаров потребителями через приложение «Честного знака». Таких народных проверяющих, активных людей, которым не все равно, какие они пьют лекарства или молоко, кстати, уже 6,5 миллионов, скачавших приложение. Странно, что в «потребительском» союзе не знают о том, как формально и юридически происходит защита прав потребителей и что полученные данные использует в своей работе не оператор системы маркировки, а контрольно-надзорные органы. Мы же создали эффективный инструмент для них. А о проверках и выявленных нарушениях отчитываются они сами. Факт в том, что эффективность контрольных мероприятий растет, это признают ФНС, ФТС и другие.

Отдельная часть статьи посвящена маркировке товаров для детского творчества. Приводятся мнения производителей о том, что подорожание удвоит цену на детские краски и фломастеры. Мы, конечно же, считаем это попыткой раздуть панику на пустом месте. На чем основаны расчеты не понятно, это бросается в глаза с первых же строк. Но куда важнее то, что эти товары сейчас вообще (!) не маркируются и не должны.

При этом, для небольших производителей ЦРПТ созданы коробочные решения, которые позволяют внедрить маркировку за несколько часов. Набор необходимого оборудования стоит 15 тысяч рублей, доступны бесплатные инструменты для электронного документооборота и сканирования кодов. Это все затраты в качество для своих покупателей.

И напоследок отмечу, оборудование для маркировки под санкции не попало, поставщики продолжают отгрузки комплектующих и чернил для своего оборудования. Запасы расходных материалов у производителей и поставщиков сформированы.

Резюмировать эту статью хочется риторическим вопросом: потребители, а вы уверены, что ваш представитель Петр Шелищ защищает именно ваши интересы?

***

Для чего вводить обязательный цифровой код продтоваров за 300 млрд рублей

Председатель Союза потребителей России, Петр Шелищ

Для начала немного истории: в августе 2016 года в России начался пилотный проект по обязательной цифровой маркировке меховых изделий, огромная часть которых, по оценкам отраслевиков, поставлялась и продавалась нелегально. Эксперимент был признан успешным, такой маркировке дали законодательную основу, и начиная с 2019 года она была распространена на табачные изделия, лекарственные препараты, духи, фотокамеры, шины и покрышки, одежду, обувь, белье, молочную продукцию, упакованную воду. В ближайших планах — велосипеды, кресла-коляски, пиво и другие слабоалкогольные напитки, а к 2024 году цифровую маркировку должны получить все потребительские товары, поступающие на российский рынок.


Оператором Единой национальной системы цифровой маркировки и прослеживания товаров, получившей название «Честный ЗНАК», правительство назначило ООО «Центр развития перспективных технологий» (ЦРПТ), задача которого — регистрировать производителей и импортеров и по их заказу выделять уникальные цифровые коды для каждой упаковки их продукции.

Цена уникального кода — 50 коп. плюс 10 коп. НДС, итого 60 копеек. Казалось бы, пустяк, особенно по сравнению со стоимостью шубы. Но если прибавить затраты на приобретение дополнительного оборудования и расходных материалов для нанесения штрихкодов, создание рабочих мест, зарплату персонала и его обучение, получится намного большая сумма. Такой расчет сделал Союз предприятий и мастеров индустрии рукоделия и творчества, члены которого выпускают предназначенные для детей краски, пластилин, настольные игры. У союза получилось, что маркировка одного изделия обойдется в 75 руб. при его средней отпускной цене 86 руб. Впору закрываться, оставляя российских детей без столь важных для них предметов, а сотрудников — без работы. Или уходить в тень с соответствующими последствиями для бюджетов и правового сознания.

Готов предположить, что столь огромные удельные затраты на маркировку единицы продукции возникнут только у малых предприятий, ИП и самозанятых из-за небольшого количества выпускаемой продукции при высоких затратах на внедрение у себя системы маркировки. Возможно, у больших компаний они будут в разы меньше. Но ведь малый бизнес никто от такой обязанности не освободил.

К сожалению, никто пока не сделал такого расчета для самого массового вида потребительских товаров — продуктов питания и напитков, которых ежегодно продается в нашей стране порядка 250 млрд упаковок. Только за коды по 60 коп. потребителям придется доплатить по отношению к ценам без учета маркировки лишние 150 млрд руб. А за то, чтобы производители могли их наносить, а розничные продавцы — считывать на кассах, по оценке ведущих отраслевых союзов поставщиков продтоваров, придется доплатить не меньшую сумму. Не все выдержат такую нагрузку, в целом же потребители не купят, а предприятия, соответственно, не произведут и не продадут продукции на 300 млрд руб. — только потому, что эти деньги изъяли у потребителей в пользу ЦРПТ (точнее, его собственников). Между прочим, 300 млрд — это по 2 тысячи рублей с каждого российского гражданина. У вас они лишние?

Ради чего же такие расходы? Чтобы гарантировать потребителям подлинность и заявленное качество приобретаемой продукции — так определена «основная задача системы «Честный ЗНАК» на сайте ЦРПТ. А что, с красками, пластилином, настольными играми были какие-то проблемы по этой части? Мне об этом ничего не известно, нет такой информации и на сайте Роспотребнадзора — ведомства, осуществляющего государственный надзор в этой сфере.

Официальная статистка не свидетельствует и о проблемах с безопасностью и качеством продтоваров. Так, в России показатель смертности от пищевых отравлений и инфекций в 2021 году был менее 2 человек на миллион жителей страны, что в десятки раз меньше среднемирового показателя. Продукты питания не рассматриваются Роспотребнадзором в числе приоритетных факторов медико-демографических потерь нашей страны, а доля проб пищевой продукции, не соответствующих санитарно-эпидемиологическим требованиям по содержанию химических веществ, по его данным, ничтожно мала.

Отсутствие необходимости в какой-то дополнительной защите потребителей от «неправильных» продуктов и напитков ярко демонстрируют и данные Роспотребнадзора о доле потребительских товаров разных групп, изъятых им из оборота в 2021 году, среди всех проверенных. У продовольственных товаров эта доля минимальна: в среднем по 17 группам продуктов питания и 4 группам алкогольных напитков забраковка составила 1,55%, и по большинству этих групп виден тренд ее снижения. Лидируют же по этому показателю, причем с большим отрывом, четыре товарные группы, уже подлежавшие в 2021 году, полностью или частично, обязательной цифровой маркировке: средства парфюмерные и косметические (забраковано 30% проверенных отечественных и 15% импортных товаров), одежда кроме меховой (15 и 16% соответственно), обувь (12 и 21%) и табачные изделия (7 и 20%). Причем эти показатели очень существенно выросли по сравнению с 2019 годом, когда обязательной маркировки не было.

Говорят, что введение маркировки шуб позволило основательно обелить рынок меховых изделий. Возможно, не стану спорить. Но продовольственный рынок, где не менее половины розничного оборота обеспечивается торговыми сетями, уже характеризуется высоким уровнем легальности. В том числе в результате тотального надзора за производством и оборотом товарных групп наибольшего риска со стороны государственных систем прослеживания «Меркурий» (для продуктов, подлежащих ветеринарному контролю) и ЕГАИС (для алкогольной продукции).

С другой стороны, ничто не свидетельствует о положительных результатах внедрения цифровой маркировки в других товарных группах, скорее наоборот. Так, согласно отчету Счетной палаты РФ, количество выданных кодов маркировки для табачной продукции в 2020 году и 1-м квартале 2021 года составило 13,7 млрд штук, тогда как через розничные кассы за этот период было проведено только 7,2 млрд промаркированных упаковок. Значит, около половины промаркированной продукции продали нелегально, и марки этому не помешали.

Исследование рынка спортивной обуви, проведенное в 2021 году, показало, что маркировка присутствует лишь в редких случаях, а сервисы по ее нанесению без проверки права заявителя на товарный знак доступны едва ли не любому, кто заплатит, что позволяет легко вводить в легальный оборот нелегальную продукцию. В целом же для маркировки обуви, по данным ЦРПТ, за 2,5 года выпущено более 2 млрд кодов, что соответствует предложению 14 пар обуви на человека, тогда как за это время, по данным Росстата, было легально продано 7,5 пары на человека, то есть в два раза меньше.

Долго искал, где еще в мире государство требует цифровой маркировки продуктов питания и напитков, нашел только эпизод в истории КНР, где в 2008 году начали такой эксперимент, но через полтора года его прекратили, объяснив это слишком большой сложностью и неэффективностью. И с чего бы нам рваться в мировые лидеры в том, чем никто не пользуется?

Не подтверждаются и заявления о востребованности цифровой маркировки потребителями для личного контроля легальности предлагаемых товаров. По данным ЦРПТ, на сегодняшний день мобильное приложение «Честный ЗНАК» установили 6 млн человек (примерно один из 20 взрослых покупателей), они проверили 75 млн товаров и направили информацию более чем о 82 тыс. нарушений. Это значит, что потребители на сегодняшний день «проверили» (какой бы смысл ни вкладывали в это слово) ничтожную долю товаров на полках и «направили информацию» в ЦРПТ об одном из каждой тысячи проверенных.

Увы, ничего не сообщается о последствиях таких обращений: сколько из них подтвердилось, какие меры приняты, насколько благодаря этому снижены риски причинения вреда потребителям, правообладателям, государству. Уверен, оператору системы нечего на это ответить, да и зачем? Ведь его экономический интерес состоит исключительно в получении платы за выданные коды. Отсюда и высочайшая заинтересованность в расширении системы обязательной цифровой маркировки на продовольственные товары, которые составляют подавляющую часть от общего числа товарных единиц в розничной торговле.

В самое последнее время возникла и еще одна проблема с маркировкой, возможно, самая серьезная для всех, чей бизнес от нее зависит. Российская система «Честный ЗНАК», как говорят специалисты, основана на лицензионной технологии швейцарской компании Inexto и реализуется на импортной технике и расходных материалах, что ставит ее осуществление и тем более распространение на новые товарные группы в недопустимую зависимость от возможных санкций со стороны недружественных государств. Кроме того, цифровые идентификаторы российских товаров могут быть использованы для блокировки их торгового оборота вне территории Российской Федерации. Зачем нам эти риски в и без того очень сложной для страны ситуации?

Оставить комментарий